Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Смех

Притча

Умер как-то один человек и попал после смерти в ад.
Смотрит-небо голубое, солнышко светит, птички заливаются,лес зеленый, опушка в ромашках.
На опушке-трактир. В трактире сидят веселые люди, пьют пиво, смеются, разговаривают, футбольный матч смотрят...
Рядом с трактиром-ма-аленькая дверца.
Подошел он к дверце, приоткрыл ее, смотрит: там темно, жарко, страшно, отблески пламени, дым, котлы с кипящей смолой, сковородки, черти с вилами грешников жарят-тушат...
Ничего не понял, захлопнул дверцу, пошел к трактирщику.
Спрашивает:
-Скажите пожалуйста, здесь действительно ад?
-Ад,-отвечает трактирщик.
-А-а...здесь везде-как тут? В смысле, лес там, небо, травка?
-Да, везде.
-А скажите, что там, за маленькой дверцей?
-За маленькой дверцей,-отвечает трактирщик,-ад для верующих.
ИМ ЭТО НУЖНО.

  • Current Music
    Майкл Фрэнкс, Баклажан
Пипсик

Бусина пятая-Пятачок.



На фото: центральная аллея пятачка, спускается от Обкома прямо к морю. На этой аллее -три клумбы, выходит она на площадку, откуда есть спуск на пляж. Пляж называется "Собачий", местные там никогда не купались, потому что очень грязный. Зато собаки , по-моему. очень гордились тем, что в Сухуми есть пляж "их имени".


Пятачок-это такое место в Сухуми, где прошла самая интересная часть моей юности. Фактически, это садик на углу улиц Церетели и Руставели, с круглой клумбой и памятником великому писателю Акакию Церетели работы скульптора и художника Сандро Размадзе (он был другом нашей семьи, я его уже не застала, к великому сожалению). Памятник сегодня отсутствует-видимо, сдан в металлолом, так как входит в противоречие с распространенной в сегодняшней Абхазии доктриной о дикости грузин и отсутствии у них писателей и поэтов. Так же, кстати, как и памятник Руставели в соседнем парке. Но судьба памятников, относящихся к грузинской культуре, совсем по другой теме и об этом когда-нибудь потом. 

Так вот, кроме этого садика, в понятие Пятачка входил весь полукруглый сквер от лодочной станции до Сухумки и прилегающий к нему берег вплоть до маленькой пристани. На фотографиях вверху видна часть Пятачка. Слева- центральная аллея, спускающаяся от обкома прямо к морю. Раньше там стояла пивная будочка, в конце 70-х ее снесли, осталась клумба. Перед будочкой асфальтированная дорожка, опоясывающая пятачок, расширялась в площадку, по бокам нее спускались две каменные лесенки прямо на гальку. На площадке всегда стоял однорукий фотограф-он снимал гениальные черно-белые снимки. Иногда он делал их в бежевых тонах, не знаю, как это называется в фотографии. 

Бордюр дорожки уставлен через каждые 20 метров тумбами, на которых попеременно стоят фонарные столбы и каменные вазы. Вазы, впрочем, убрали еще в конце 70-х, кому-то они не понравились. А жаль, было красиво... Чуть выше пивной будочки во времена моего детства была танцплощадка: такая деревянная платформа, по воскресеньям играл оркестр, люди танцевали... ее снесли еще раньше пивного ларька.
На пятачке росло очень много эвкалиптов, молоденькие сосенки и целая купа лип. Они цвели весь теплый сезон и пахли одуряюще. 

Собственно, Пятачок-это пространство между двумя главными речками Сухуми:Сухумкой и Беслеткой. Если спускаться к берегу по улице Церетели, справа стояло очаровательное зданьице-затейливый деревянный павильончик. Там была какая-то из библиотек-их было немало в нашем городе. Почти всегда она бывала закрыта, во всяком случае, в то время, когда мы там шатались. Говорят, сгорела, снаряд попал. На следующем снимке (внизу)-одна из дорожек пятачка, параллельная Руставели. По вечерам на ней горел всего один фонарь, тысячи светлячков кружили над темными кустами и подмигивали прохожим. Она как раз идет мимо липовой поляны. Там собирались доминошники и шахматисты.Боже, как они кричали! Можно подумать, что там проходили соревнования по боксу, а не интеллектуальным шахматам!






Пятачок всегда был в моей жизни: с одной бабушкой гуляла в младенчестве, ко второй приходила в Республиканскую библиотеку , тогда она была в здании на углу Руставели и Энгельса, на берегу Сухумки. Строго говоря, это была самая настоящая канава, весело журчала она своими довольно-таки вонючими струями от ВИЭМа через Ботанический сад и вниз по Энгельса, к морю. Я любила ее за две вещи: головастиков и плакучие ивы. Головастиков мы ловили в виде соревнования: кто больше, потом выпускали, потому что все попытки пронести банку в дом и вывести партию ручных лягушек, терпели оглушительное фиаско. Ивы росли у самого устья. Было их пять или шесть. Те, что росли по правому берегу, особого интереса не представляли: прямые, ровные, правда, очень красивые. Зато на левом берегу одна из ив склонялась плавным изгибом над водой и можно было летом залезть на нее и свесить ноги прямо в воду. заодно караулить головастиков и лягушек. Очень интересно и познавательно! 

Сидя на этой самой иве, мы с моей ленинградской подружкой Юлькой однажды спасли дурного воробья, влетевшего с разгону прямо в воду. Хотели облагодетельствовать его по полной программе-накормить, осушить, окружить любовью и заботой, но неблагодарная тварь оказалась слишком шустрой и при первом же удобном моменте (а именно-когда мы вырывали ее друг у друга из рук), упорхнула прочь. Еще чирикал цинично, аферист серый! 

Еще напротив библиотеки росла замечательная лавровишня. Она отличалась густой развесистой кроной, а ее ветки прямо приглашали забраться по ним повыше-в уютную развилку на самой верхушке. Что я и делала. Вооружившись книжкой, я залезала на лавровишню и часами сидела там, упиваясь интереснейшими приключениями. Пока весь коллектив библиотеки с истерическими криками бегал по берегу в поисках пропавшего ребенка, я была далеко: на экваториальных островах. в джунглях затерянного мира, на улицах Лондона, Аделаиды и в других замечательных местах. 

Так никто и не узнал, где я пропадала , тайну я раскрыла бабушке Русико уже в сознательном возрасте, где-то после 20. 

Вечером лавровишня предлагала другое развлечение: мы с Юлькой залегали на две толстые параллельные ветки над тротуаром и начинали жалобно мяукать. Листва и сумерки надежно скрывали нас от абсолютно всех глаз. Сердобольные тетки останавливались под деревом и во все горло кричали свое кис-кис, громогласно жалели "бедную кошечку", а мы развлекались. Прекратили после того, как услышали разговор двух женщин, одна начала жалеть кошечку, а вторая ей ответила: да брось, это какой-то дебил мяукает!. И я подумала: и вправду дебил. И перестала. 

Так текла моя жизнь в ловле головастиков и плетении венков из ивовых ветвей, пока не появилась у меня собака и не принесла с собой свой собачий мир, оказавшийся полным замечательных людей.
Но об этом-в следующий раз, поздно уже.

Внизу фотография-это дорожка вокруг пятачка. Если смотреть на море, примерно на этом месте Сухумка в него впадает.

Сухумка постоянно меняет русло в районе пляжа. То прямо к морю несется, то петляет...





А это-та же самая дорожка, только если зайти на нее со стороны улицы Энгельса.  Газоны вдоль дорожки обсажены зеленой изгородью. На ней мы отрабатывали команду "Барьер" с собаками. В первые разы приходилось сигать самим.



  • Current Music
    Red Hot Chilly Peppers, Aeroplane